Пётр Ершов: сказочник или предсказатель?

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Конёк Горбунок

Конек-горбунок: история создания

Весной 1834 года профессор изящной словесности Санкт-Петербургского университета Пётр Александрович Плетнёв, поднявшись на кафедру, объявил студентам, что вместо лекции прочтёт сказку в стихах, которую считает образцовым произведением этого жанра.

               С того публичного прочтения сказки Петра Ершова «Конёк-Горбунок» началась необычная судьба уникального произведения, прочитав которое, А.С. Пушкин сказал: «Теперь этот род сочинений можно мне оставить». Это был момент наивысшего триумфа для молодого, безвестного провинциала, прибывшего в Санкт-Петербург из далёкой сибирской глубинки, средств и без связей, для учёбы на философско-юридическом факультете. Пётр Ершов становится знаменитостью для всей читающей России, о «Коньке-Горбунке» спорят в литературных салонах, издатели соперничают за право выпуска очередного издания сказки. Сам автор испытывает творческий подъём, строит грандиозные планы на жизнь. Появляются его новые стихи, поэмы, пьесы, песни. Все они востребованы издателями, их публикуют и… сразу о них забывают.

Петр Ершов фото
Фото Петра Ершова (Википедия)

               Насколько был стремителен творческий взлёт молодого поэта, настолько же быстро угасла его звезда на литературном небосводе. Писал он много, но всё написанное им после «Конька-Горбунка» было «как у всех»…

               Вскоре на юного Ершова обрушилась вереница семейных проблем: смерть отца, брата, потеря в связи с этим последних источников существования. Он вынужден вернуться в Тобольск, где становится учителем губернской гимназии. Со временем, став директором этой гимназии, он пытается ввести новые методы преподавания, создаёт новые программы словесности, проявляет заботу о развитии женского образования в губернии и продолжает литературную деятельность. Но ко всем его начинаниям местные чиновники относятся с недоверием, постоянно отвергая их. Многолетняя зависимость от чиновничьего диктата, творческие неудачи… Всё это заканчивается тем, что Пётр Павлович, не достигнув 50-летнего возраста, не нажив никакого состояния, выходит на пенсию с букетом болезней. В 54 года он ушёл из жизни. На мраморном памятнике, что стоит среди белоствольных берёз тобольского кладбища, начертано: «Пётр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конёк-Горбунок».

                6 марта  2010 года исполнилось 195 лет со дня рождения Петра Ершова. Когда-то, ещё до появления сказки «Конёк-Горбунок», известный книгоиздатель И.Д. Сытин сказал: «В русской литературе нельзя, кажется, указать ни одного произведения, которое прожило бы 300 лет и не растеряло бы своих читателей. Жизнь книги почти так же коротка, как и жизнь человека: 50, 75, очень редко 100 лет – и затем наступает забвение и смерть». Два прошедших столетия доказали, что он был не прав. Сказка «Конёк-Горбунок», написанная юным Петром в 19 лет, вот уже 170 лет является настольной книгой детворы. Не случайно в надгробной надписи сказка названа народной, несмотря на то, что известен автор. Она действительно народная: её любят и дети, и взрослые. Глубокие, истинно народные истоки «Конька-Горбунка», символизм всех действующих лиц сказки до сих пор вызывают недоумение исследователей: как же удалось 19-летнему провинциальному юноше создать такой литературный шедевр и после этого не написать ничего мало-мальски примечательного?

              Но вернёмся к нашему «Коньку-Горбунку». Язык сказки изобилует сочными и меткими народными выражениями. Ряд исследователей считают, что «Конёк-Горбунок» был записан Ершовым из уст сибирских рассказчиков и лишь облачён в литературную форму. Но если это и так, то напрашивается вопрос: что это за бурные фантазии у сибирских аборигенов? Несущиеся по небу кони, горящие в темноте жар-птицы, державный кит, рыбье царство, Царь-девица, дочь Месяца и сестра Солнца, сундучок с перстнем на дне моря-окияна?.. Как правило, все народные легенды и сказания имеют в своей основе какие-то реальные события и лишь обрастают с помощью талантливых народных рассказчиков разными подробностями, которые адаптируют их до уровня мировосприятия простого народа. Давайте запомним этот факт, он нам скоро пригодится.

               Преодоление огромных сибирских просторов для жителей Зауралья – дело обычное. Из деревни Безруковка, в которой Пётр родился, он переезжает в Петропавловск, затем – в Омск, где его отец служит исправником. Оттуда – за две тысячи вёрст в северный Берёзов, потом возвращается в Тобольск, а на летние каникулы – снова в Омск. В этих бесконечных перемещениях шло его детство. Когда мальчик жил в Тобольске у своего дяди, сибирского богача   Н.С. Пиленкова, он общался с торговыми людьми, чьи караваны ходили до долин Тянь-Шаня для торговли с азиатскими купцами. Общался он также и с сослуживцами по Бухторминской таможне Филиппа Ефремова, прошедшего всю Центральную Азию и побывавшего на Тибете и в Индии. Это тоже возьмём на заметку.

               Разумеется, что спустя два столетия мы больше не знаем, чем знаем о том, где бывал и с кем общался в детские годы Петя Ершов. Но то, что он жил в Омске, кажется очень важной вехой в его биографии и в истории появления его замечательного творения «Конёк-Горбунок».

               Окунёвский ковчег и Конек-Горбунок

               В Омской области есть местность с необычным названием Окунёвский ковчег. Этого названия вы не найдёте на географической карте, однако знают о нём далеко за пределами Сибири и даже России. Окунёвский – потому, что находится он в районе деревни Окунёво. Почему Ковчег? Вот об этом разговор.

               С 1992 года в Окунёве живёт группа людей, пришедших сюда из Индии, из ашрама  Бабаджи, святого провидца. Нашли они это место, пользуясь древними ведическими книгами. Местным жителям объяснили, что эти места – прародина индусов – древних ариев, именно здесь Бог-создатель произнёс священный звук «ОМ», благословив на жизнь их предков. Потому этот звук и составил корневую основу названия города Омска. Английский (?) прорицатель Эдгар Кейси, словно вторя Бабаджи, также утверждал, что после того, как нашу планету потрясут вселенские катаклизмы, этому месту в Западной Сибири в будущем предстоит стать спасительным ковчегом Человечества. Говоря об Окунёвском ковчеге современным языком, место это «аномально» во всех отношениях.

               Рядом с деревней Окунёво – озеро Шайтан (то есть Сатана). Так назвали его русские поселенцы за то, что в районе озера происходят необъяснимые феномены: перепады во времени, провалы почвы, бесследное исчезновение людей (очень редко! – М.Р.), световые эффекты (в виде направленных лучей или сверху в озеро, или из озера в небо) и др. А всего таких озёр – пять. По местным поверьям, нужно искупаться в определённой последовательности в каждом из них, чтобы вернуть себе первозданное здоровье. В междуречье Иртыша и Тары находится Татарский увал, который и является, как утверждают бабаджисты, «тем самым» местом. Сельские жители остерегаются появляться на Татарском увале, особенно в ночное время, потому что там по ночам можно услышать… «небесную музыку». В 1943 году эту музыку слышала учительница Ольга Легина… Более того, звуки музыки сопровождали двух несущихся по небу коней с золотистыми гривами. А в 1958 году, в солнечный день, сёстры Люда и Нина Пастушенко наблюдали здесь мощный световой поток, уходящий из земли в небо, а в нём – два полупрозрачных женских силуэта.

               Вспомним теперь сказку Петра Ершова «Конёк-Горбунок». Разве можно не заметить, сколько удивительных совпадений? Нужно при этом не забывать, что в детстве он жил в каких-то двухстах километрах от этих загадочных мест, для Сибири это не расстояние. Мог ли он не слышать о них?

               А может быть, он и сам был свидетелем какого-то чуда, которое решающим образом повлияло на впечатлительного ребёнка, определив его дальнейшую судьбу? На эти вопросы ответов не найдём. Единственное, что сейчас возможно, – проанализировать хотя бы отдельные выдержки из замечательной сказки Петра Ершова и попытаться провести параллель с тем, что нам известно о местности, названной Окунёвским ковчегом.

               О державном ките и православном кресте             

               Мы уже отмечали глубокий символизм персонажей сказки. Одним из самых удивительных персонажей, на мой взгляд, является рыба-кит, которого Ершов почему-то называет державным. Вот что он о нём пишет:

               Все бока его изрыты,

               Частоколы в рёбра вбиты,

               На хвосте сыр-бор шумит,

               На спине село стоит;

               Мужички на губе пашут,

               Между глаз мальчишки пляшут,

               А в дубраве, меж усов,

               Ищут девушки грибов.

               Стоит вспомнить «заблуждения» древних мыслителей о том, что Земля стоит на трёх китах. Может, они вовсе и не заблуждались, а просто изъяснялись символами, как и принято было в то время? А три кита – это, к примеру, три цивилизации человечества, возрождаемые после трёх планетарных катастроф. Тогда можно объяснить, что под  китом державным автор подразумевал или всю нашу современную цивилизацию, или (что более достоверно) нашу русскую землю. Этому есть подтверждение в сюжете сказки. В той её части, где Иван летит по поручению Царь-девицы «к Солнцу, прямо на восток», читаем:

                Только, братцы, я узнал,

                Что Конёк туда вбежал,

Где (я слышал стороною)

Небо сходится с землёю…

                Разве последняя фраза не одно и то же, что говорят индусы о связи с Космосом? Ведь сибирские рассказчики не могли рассуждать о космической связи, они только так бы и сказали: «небо сходится с землёй».

               Прибыв на небо, Иван восклицает:

«Посмотри-ка, Горбунок,

Видишь, вон где, на восток,

Словно светится зарница…

Чай, небесная столица…

Что-то больно высока!»

Что же отвечает ему Конёк-Горбунок?

 «Это терем Царь-девицы,

 Нашей будущей царицы,

 Горбунок ему кричит. –

По ночам здесь Солнце спит,

А полуденной порою

Месяц входит для покою».

И, наконец, подлетев к терему, они видят:

«На серебряных там ветках,

В раззолоченных во клетках

Птицы райские живут,

Песни царские поют.

А ведь терем с теремами

Будто город с деревнями;

А на тереме из звезд

Православный русский крест.

                Совершенно очевидно, что, прилетев по небу к «Солнцу, прямо на Восток», они находят Престол Небесный (терем из звёзд) с православным русским крестом. Который является, как и сообщает Ивану Конёк, теремом Царь-девицы, нашей будущей царицы, то есть Царицы Небесной, Богородицы. И к этим строкам мы скоро вернёмся.   

               Напомню, что когда Рыба-Кит узнал, что Иван держит путь к Солнцу, он умолял просить за него Солнце избавить его от «бед-мучений», то есть от живущих на нём людей, изрывших ему все бока, и позволить погрузиться в «море-окиян». Вымолив у Солнца прощение Киту, они первым делом отправляются к людям, чтобы предупредить… о предстоящем потопе!

               «Эй, послушайте, миряне,

               Православны христиане!

               Коль не хочет кто из вас

               К водяному сесть в приказ,

              Убирайтесь вмиг отсюда.

              Здесь тотчас случится чудо:

              Море сильно закипит,

              Повернётся рыба-кит…»

               После такого объявления «православны христиане», закричав: «Быть бедам!», срочно покидают свои дома, «оставляют кита», а кит, исполнив условие, которое ему поставило Солнце для его освобождения, «как ключ, на дно упал» (эта строка интересна тем, что автор выбирает для сравнения не привычное выражение «как камень», или «как топор», а именно выбирает слово «ключ». Запомним и это).

               Итак, кит «ключом» падает на дно, но при этом за своё освобождение обещает выполнить просьбу Ивана найти перстень Царь-девицы. Дальнейшие события разворачиваются в рыбьем царстве: кит даёт поручение всем подводным обитателям – салакам, ракам, осетрам и даже морским дельфинам искать перстень (заметим, что никакого окиян-моря, конечно, в Омской области нет, но север Омска изобилует озёрами и болотами. В районе деревни с «рыбным» названием Окунёво – озёра с «рыбными» названиями: Линёво, Щучье). Но оказалось, что только ёрш знает, где перстень! Самое время напомнить и фамилию автора: Ершов… С большим трудом удаётся отыскать этого ерша, который и указывает место, где «в подводной глубине» покоился ящичек [сундучок] «пуд, по крайней мере, во сто».

               Кристалл или перстень?

               Покинем наших подводных обитателей и вернёмся к публикациям об Окунёвском ковчеге. Автор большинства из них – журналист, проживающий  в Москве, Михаил Речкин (почему-то опять с «водной»  фамилией). Он пишет, что в районе Окунёва есть древнее святилище: храм с хранящимся в нём… Кристаллом. Скажите, пожалуйста, могли ли прииртышские крестьяне рассказывать о Кристалле? Поэтому я и попросила взять на заметку то, что термины рассказчиков адаптированы для простого слушателя, то есть облачены в форму, которая понятна была любому необразованному крестьянину. Скорее всего, Кристалл, то есть драгоценный камень, и должен был их устами называться «перстнем». Это как раз очень ясно и доходчиво. А храм – это и есть «ящичек пуд во сто».  Рассуждаем дальше. А не выбрал ли автор сказки персонажем, указавшим местонахождение «ящичка-сундучка» именно ерша, чтобы указать на себя, Петра Ершова, дающего в своей сказке ключ к поиску того перстня-кристалла? Ведь он буквально ведёт читателя на дно водоёма, говоря про кита, что тот «как ключ,  на дно упал». Практически все попытки местных энтузиастов обнаружить местонахождение храма приводят в одно и то же место: к Шайтан-озеру. Татарское  население деревни Инцисс, расположенной неподалёку, называют его Кош-ой, что в буквальном переводе: Кош – птица, ой – луна (?). Получается: озеро Лунной птицы. Можно сказать и так: Светоносной птицы. Или  «Жар-птицы». Если Пётр Ершов зачем-то шифровал сказку, или за него это делало его подсознание, то и персонаж Жар-птицы тоже зачем-то там появился?

               Оставим ненадолго омские озёра. На Кольском полуострове в районе Сайдозера учёные обнаружили святилище древней богини. Найдено её изображение… на фоне распростёртой птицы. Это изображение идентично  изображению древнеперсидской лунной Богини-птицы, покровительницы вод. К слову скажу, что в Сибири много географических названий с «индийскими»  корнями. Так, например, река, на которой находится Татарский увал, называется Тарой. Индусы говорят, что несколько тысячелетий назад, когда здесь был мягкий, тёплый климат, она была такой же полноводной, как ныне – священный Ганг. Крутые увалы старого русла реки – тому доказательство. На санскрите слово «тара» означает «спасительница». В буддийской мифологии – образ богини, олицетворяющей заботу и беспредельное сострадание. Согласитесь, что слово «тара» для нас вполне обиходно, причём смысл, с которым мы связываем его, идентичен: тара – ёмкость для хранения. Видимо, просто это слово с индийским [арийским] корнем мы спустя тысячелетия низвели до бытового применения.

               Существует легенда о какой-то мистической связи Шайтан-озера с озёрами Линёво и Данилово. На озере Данилово я побывала в 1998 году. Вода озера хранится у меня дома в бутылке и не портится уже 6 лет.

               …Недавно установлены целебные свойства воды озёра Линёво… Выяснилось, что даже фотографии озёр Линёво и Данилово обладают целебной силой…

               …По поверьям, для того чтобы вернуть здоровье, нужно последовательно искупаться в каждом озере. То есть, буквально, можно стать добрым молодцем, что и случилось с Иваном, когда он искупался последовательно, как научил его Конёк-Горбунок, в трёх котлах (правда, не в пяти, как рассказывают про озёра). После купания неказистый Иван становится красавцем и женится на Царь-девице.

               Но ведь если символичны все персонажи сказки, то символичен и наш герой Иван. Тут даже объяснений как будто и не требуется: русских мужиков издревле называют русскими иванами. Если заглянуть в толковый словарь В.И. Даля, то можно найти там занятное толкование имени Иван: «Самое обиходное у нас имя, переиначенное от Иоанна, по всей азиатской и турецкой границе нашей, от Дуная, Кубани, Урала и до Амура означает русского». Теперь вспомним, как говорит о трёх сыновьях старика автор в начале своего повествования:

               Старший умный был детина,

               Средний сын и так и сяк,

               Младший вовсе был дурак.

               Замолвлю о дураке слово. Напрасно мы обижаемся, когда называют русских дураками. Ничего нет в том оскорбительного, поверьте! Так называли русских иноземцы: дураки – значит, «твердолобые», (слово duro на многих языках означает «твёрдо»), то есть настырные [твёрдо стоящие на своём], не желающие жить по законам «цивилизованного» общества, каким горделиво величали себя наши западные соседи. Ну никак не могли цивилизованные западные «учителя» отвернуть «тёмного и отсталого» русского мужика от своих обычаев и традиций, а так хотелось… Но до тех только пор и была крепка Русь и твёрды мужицкие лбы, пока жила Русь по «Домострою». «Окно», что было прорублено не в Европу, а «из», скажем так, «размягчило» лбы наших Иванов. Теперь они – не дураки, а на западный манёр – очень даже умные. Оттого и страдает Россия, засыхают её корни…

               Но вернёмся к Окунёвскому феномену.

               …Район Окунёвского ковчега уже отнесён Ватиканом к самым святым местам мира. В Западной Сибири происходят существенные геофизические изменения. Западно-Сибирская низменность постоянно поднимается над уровнем моря. Резко растёт магнитная напряжённость. Известный сибирский геофизик А.Н. Дмитриев считает, что «нарастание магнитного поля с такой интенсивностью и частотами является жизнеутверждающим. Здесь(на организм человека) оказывается положительное магнитное воздействие. Под этим воздействием начинают изменяться свойства организма».

               Интерес к Окунёвскому феномену стремительно растёт в США, Германии, Голландии, Бельгии, не говоря уже об Индии.

               К предсказаниям Эдгара Кейси и Бабаджи следует ещё добавить слова Даниила Андреева: «Все истинно верующие будут собираться в Сибири».

               Многое в сказке ещё предстоит переосмыслить. Это может каждый, надо только внимательно прочесть её. Например, выражение «кто пшеницу шевелит?». Сейчас этим вопросом занимаются и учёные-уфологи, обнаруживая на засеянных полях непонятные узоры. Есть немало хроник, которые свидетельствуют о том, что такие рисунки находили и раньше, и термин «шевелить пшеницу» как раз пришёл из прошлого. Вспомним, что Иван, увидев на поле кобылицу, вскочил на неё «задом наперёд», после чего носился с ней над полями и лесами, то есть попал в состояние иного бытия. С этого всё и началось…» («Русская речь», № 2, 2005).

               Здесь особенно ценна догадка Тамары Кайль о сверхтяжёлом «сундучке» с перстнем, указующая на Окунёвский Кристалл. И Царь-девица в сказке фигурирует не случайно.

                Тяжёл сей камень, чтоб вы знали!

                И не поднимет его, не возьмёт

Купно весь человеческий род,

Который свои прегрешения множит!

Лишь чистая дева поднять его может!

                Дай-то бог, чтобы эта её догадка подтвердилась!

                Слово академику

                С моими книгами ознакомился академик Лев Николаевич Мельников. И написал такой отзыв.

               «Известный в кругах эзотериков писатель Михаил Речкин, член Союза писателей России, путешественник, краевед, порадовал нас недавно вышедшей книгой «Окунёвский ковчег».

               Я от души поздравляю Михаила Речкина с этой книгой. Читать её интересно. Местами занимательно. А иногда и полезно: она действительно расширяет кругозор даже человека, не чуждого этой тематики, и заставляет о многом задуматься людей, приученных думать и размышлять.

               Хорош язык автора. Некоторые страницы просто захватывают: те, что связаны с экспедиционной работой, личными впечатлениями, собственным опытом наблюдения аномальных явлений.

               Интересны «контактёрские» истории. Их рассказывают дети или умудрённые опытом дамы и мужи.

               В художественном плане как фантастика, сказка, эпос – всё это замечательно.

               Одновременно, книга – научное исследование и журналистское расследование  тайн природы.

               Книга посвящена основной гипотезе, в случае её подтверждения рискующей перевернуть все наши представления об окружающем мире. А если ещё и будет найден физический объект – Магический Кристалл пришельцев – люди получат в свои руки невиданное в нашей повседневной жизни средство.

               Кардинально изменятся наши представления о прошлом,  настоящем и будущем Земли.

               Нас спасут Высшие Силы (мнение, которое и я разделяю), и они в один прекрасный момент могут нас  просто «выключить» из эволюции Вселенной, как мы выключаем кнопкой настольную лампу.

               Как спастись? Выход – разыскать спрятанный где-то глубоко под землёй сверкающий гранями предмет – и все проблемы человечества будут решены. Пусть будет так!

               Михаил Речкин уверен (исходя из общения с контактёрами), что этот замечательный предмет находится где-то на его малой родине, недалеко от деревни Окунево. Пусть и это будет так.

               И автор с упорством неофита новой религии ищет следы этого предмета инопланетного происхождения, организуя в соответствующей местности одну экспедицию за другой.

               Честь ему и хвала за это.

               И главное, он находит спонсоров для организации своих замечательных поисков.

               Этот сюжет напоминает многовековые  попытки найти  Чашу Грааля. Относительно неё теперь известно, что это не физическое, а духовное явление, и сию редкость следует искать   каждому в своей душе путём трудного и кропотливого самосовершенствования. Достижение его и означает обладание Чашей Грааля. И вне человека нет такой Чаши.

               Все эти сны, предчувствия, интуитивные догадки, медитации, контакты с Высшим Разумом с выходом в Космос не окажутся ли, в конце концов,  разговором с самим собой, то есть с собственным подсознанием, которое «подкидывает» нам эти хитрые сюжеты? А именно – Хануманы, Храмы, стоящие в воздухе или хоронящиеся в земных глубинах?

               Лицо, созерцающее все эти феномены, может оказаться единственным и драгоценным носителем эзотерического и метафизического знания о них, которым не смогут воспользоваться другие люди.

               Наш мир ещё далеко не познан наукой, и в нём океан «белых пятен».

               Следует отметить отменную эрудицию автора в рассматриваемой нами области и умелое использование непростой для систематического анализа литературы.

               В описании же своих выдающихся экспедиций Михаил Речкин проявил себя искусным и упорным природоведом, в искренность и честность которого охотно веришь, ибо автор бескомпромиссно препарирует свои собственные наблюдения.

               Описания этих путешествий по замечательным местам Западной Сибири воскрешают в памяти традиции изучения загадок Земли знаменитыми русскими путешественниками и исследователями родного края и далёких земель.

               Эти страницы книги действительно замечательны.

Лев Мельников — Академик Российской Академии Космонавтики имени К.Э. Циолковского; Академик Международной Академии Информатизации ООН; Вице-президент Академии витасофии. г. Москва, 17 марта 2004 года».

Михаил Речкин — книга Сибирский ковчег


  •  
  •  
  •  
  •  
  •