ТЮМЕНСКИЕ ПИСАТЕЛИ В МОСКВЕ

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

2 июня 2018 года в представительстве Тюменской области в Москве состоялась встреча бывших тюменцев литераторов и журналистов, ныне живущих в Москве, с писателями тюменской области.

Я хочу поделиться своими впечатлениями и воспоминаниями, которые возникли и пробудились в моей памяти во время этой встречи.

Во-первых, как начинающий литератор, а позднее и писатель я состоялся именно в Тюменской области. В 1979 году меня пригласили в Тюмень на литературный семинар в областную писательскую организацию. С этого всё и началось.

В то время я жил в Салехарде – единственном в мире городе, лежащем на линии Северного полярного круга. Работал начальником КРО Тюменского облрыболовпотребсоюза по Ямало-Ненецкому автономному округу. Но, увы, эта неблагодарная работа мне никогда не нравилась.

Поэтому в первый день по прибытию в Салехард у меня родились ни строки в акте документальной ревизии, а стихи.

Север. Беснуется март.
Вьюга над городом стонет.
В пышных снегах Салехард
Кажется медленно тонет.

Спустя пять лет, в марте 1984 года «Литературная Россия» опубликовала мой рассказ «На масленицу», и я принял решение уйти из ревизоров в писатели. А в память о прошлой работе, которой было отдано 14 лет жизни, написал очерк «Исповедь ревизора». Он был опубликован в новосибирском журнале «ЭКО» в 1986 году, где я впервые стал лауреатом года за лучший очерк. Более того, с этим очерком Тюменская писательская организация направила меня на Всероссийский писательский семинар молодых писателей-очеркистов в Пицунду. Где моя «Исповедь ревизора» была названа в числе лучших работ семинара и включена в коллективный сборник «По совести говоря». Поэтому расставание с прежней работой, и литературный дебют, прошли для меня безболезненно и вполне удачно.

Надо сказать, что руководивший в то время Тюменской писательской организацией Константин Яковлевич Лагунов, советовал мне написать книгу «Записки ревизора». Но я, по ряду причин, от этой идеи отказался.

Получилось так, что в Тюмени мне довелось познакомиться с Марком Ивановичем Клабуковым, по дневникам и рассказам которого (вместо «записок») написал документальную повести «Долгая ночь каторги». Оказалось, что Марк Иванович (до войны) жил в Салехарде и работал секретарём окружной комсомольской организации. А когда началась Великая Отечественная, он (вместо фронта) угодил в омскую ИТК-8.

Повесть была опубликована сначала в омской газете «Четверг», потом в «Тюменской правде», а позднее в моей книге «Жди меня на заре», которая вышла в издательстве «Азбука» (Москва) в июне 1993 года — 25 лет тому назад.

К этому времени я снова побывал в Пицунде на этот раз на юбилейном 10-м Всероссийском семинаре молодых писателей-очеркистов, где мой рассказ «Симониха» был назван в числе лучших работ участников семинара, опубликован в журнале «Свет» (в апреле 1990 года), в итоге я получил звание лауреата года этого журнала.

Но даже когда моя рука вывела такие строки: «Короткий зимний день отшагал по верхушкам елей и сосен, оставив холодный малиновый след. Лёгкая, еле приметная вуаль сумерек опустилась на урман, дорогу… В её тонкой паутине стих, запутавшись, полуденный ветер, и словно узнав об этом, чутко ступая на рысиных лапах, прокралась на дорогу тишина», — у меня ещё возникали в голове сомнения относительно своих литературных способностей. К тому же Омское книжное издательство не приняло мою первую книгу «Излом».

Я решил отправить рассказы «На масленицу», «Симониха» и «Жди меня на заре» писателю Виктору Петровичу Астафьеву. И вскоре получил от него ответ: «Вы человек, несомненно, способный и довольно профессионально работающий пером».

Чуть позже пришёл отзыв на рукопись книги «Излом» от писателя-земляка Михаила Григорьевича Петрова: «Только похвальные слова могу сказать о прозе Михаила Речкина, она привлекательна сплавом достоверного, документального, жизненного и художественного, окрашенного юмором и внутренней красотой».

А академик Российской академии словестности Владимир Мирнев, давая мне рекомендацию в Союз писателей РФ, написал: «Книги Михаила Речкина свидетельствуют о том, что мы имеем дело с талантливым человеком, который в полной мере и вполне профессионально владеет письмом, в произведениях которого виден зрелый талант художника слова. Достаточно прочитать его незатейливый рассказ «На масленицу», чтобы понять главное в творчестве писателя, корневое значение народной жизни, оценить самобытную манеру истинного рассказчика.
Михаил Речкин работает в русле классической русской литературы. В подобной манере работал в ХIХ веке Николай Горбунов, которого высоко ценил А.Чехов, а в ХХ веке — Василий Шукшин. Некий параллелизм ни в коей мере не умоляет достоинств Михаила Речкина, наоборот, только лишний раз подчёркивает в нём замечательные природные достоинства РАССКАЗЧИКА, которыми обладают писатели, всплывшие из самой глубинки русской жизни.
Обладая собственным видением мира, оригинальной манерой повествования, писатель Михаил Речкин вполне мастерски работает в прозе.
Решение художественных задач отличаются высоким духовным полётом. Полагая, что профессиональный уровень его произведений свидетельствует о том, что мы имеем дело с талантливым писателем».

Меня убеждали заняться написанием романа.

Но обстоятельства сложились так, что вместо романа, я организовал и провёл шесть научно-исследовательских экспедиции по изучению теперь уже многим известного «Окунёвского феномена». А по результатам этих работ я написал и издал шесть книг: «Окунёвский ковчег», «Сибирь спасёт человечество» в четырёх томах и «Сибирский ковчег».

И получил от академика Казначеева В.П. такой отзыв: «Работы Михаила Речкина относятся к одной из таких новаций в попытках расширить научную картину мира, обогатить её новыми духовно-историческими феноменами. О наличии палеоисторических очагов на поверхности Земли, от которых сохранились минимальные материальные (зримые) следы, более устойчивыми оказались материалы фольклора, память поколений, а также информации отдельных личностей, обладающих дополнительными свойствами воспринимать элементы далёкого прошлого.
Учёные нашего института много лет занимаются изучением физических основ интеллекта. В свете наших новых данных палекультурные, антропологические, палеопсихологические поиски Речкина формируют весьма оригинальный литературно-палеоисторический художественный жанр литературы. Его книга «Окуневский ковчег» посвящена истории и поискам очагов древнейшей цивилизации в определённом регионе Сибири. Если совместить исследования Речкина с подобными поисками других авторов, то в целом это направление приближает нас к новой научной картине прошлого и будущего нашей планеты».

А журнал «UFO Навигатор» выдал совсем уж неожиданное: «Если хотя бы десятая часть того, о чём пишет М. Речкин, окажется правдой, историю человечества можно будет переписывать заново, да и будущее Земли пойдёт по совсем другому пути…»

Михаил Речкин — 12.06.2018


  •  
  •  
  •  
  •  
  •