УГОВОРИЛ

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Макара Удалова замучили тараканы. Что он только ни делал. Шпарил их кипятком, заливал дихлофосом, морил вонючей авиационной жидкостью. А как-то по весне один мужик на автостанции присоветовал посыпать вдоль плинтусов цементную пыль. Мол, съедят лиходеи, желудки у них разом зацементируются. И всем капут!

                     Попробовал — брехня! Ночью один пруссак, как бы издеваясь, забрался ему в ухо. Макар спросонья аж взвился на кровати. Жену до смерти напугал.

                     Что делать? Выживают ведь из дома!

                      Утром подошёл к умывальнику, а на стене сидит здоровенный усач. «Счас я тебя гада уделаю!» — едва успел подумать Макар, как вдруг таракан, словно уловив его убийственную мысль, спрыгнул со стены, и мгновенно исчез в щели.

                      — Это что же получается?.. Они наши мысли понимают?! — потрясённо выговорил он.

                      — Ты о чём? — не поняла жена.

                      — О тараканах.

— Всё может быть. Ты знаешь, что мне вчера в больнице сказали?

— Что?

                      — Говорят: поймай его и её, посади в спичечную коробку и отнеси в прокуратуру. Все тараканы за ними следом уйдут. У них всё как у людей: куда тятька с

мамкой, туда и детки.

                      — Чушь всё это! — вспылил Макар. — Мы с тобой уже трёкнулись на них, вот люди над нами и потешаются.

                      Вечером Макар случайно подкалымил. Подвёз знакомому мужику комбикорм до его дома. Понятное дело, выпили. Макар возьми, да и расскажи ему про свою беду..

                      — А ты попробуй тараканчить, — неожиданно предложил тот.

                      — Как это ?! — не понял Макар.

                      — В старину делали так: в самые крещенские морозы укрывали картошку в подполье всем чем придётся. Потом открывали настежь двери, окна, и на ночь уходили из дома куда-нибудь к родне. А утром только и оставалось, что смести замёрзших тараканов в кучу, да сжечь в печи.

                      — Слушай, а ведь это то, что мне нужно! — обрадовано хлопнул его по плечу Удалов. — Завтра  же так и сделаю.

                      — Да ты не спеши, дождись крещенских. Надо их бить только наверняка!

                      — Ты прав, — согласился Макар.

                      Дома рассказал всё жене. Та сразу согласилась. Осталось лишь дож­даться, как выразился Макар: «Крепкого морозяки!»

                       — Мать, плесни-ка мне грамм двести ради такого случая? — попросил он жену.

                       Налила! Да ещё и сама рядом села. Выпили. Прикинули как будут тараканчить, к кому на ночлег пойдут. Потом жена ушла доить корову. Макар  остался один.

                       Вдруг откуда ни возьмись — таракан! Макар было собрался тут же его прихлопнуть, но… передумал.

                       — Слушай ты, стасик, (жена звала тараканов стасиками) передай своим, скоро вам всем труба! Понял! Даю три дня на размышление. Если не уберётесь, заморожу всех к едрени фени!

                       А теперь вали отсюда мне с тобой дебаты разводить некогда!

                       Таракан исчез.

                       Прошёл день, другой — пруссаков не видно.

                       — Мать, ты не поверишь, — растерянно начал Макар. — Только не говори, что я кукарекнулся. Но мне кажется я тараканов… уговорил. Вернее, напугал до смерти. И они все ушли.

                       — Куда? — не поняла она.

                       — К едрени фени! — раздражаясь от волнения, ругнулся Удалов. И нервно походив по комнате, с изумлением развёл руками, — Похоже, они послушались?! Если за неделю ни одного таракана не увидим, значит, точно ушли.

                        Догадка Макара оказалась верной!

Михаил Речкин


  •  
  •  
  •  
  •  
  •